Rostov-on-Don 

Call: +7(863)251-99-27 

 Email: port@rostovport.ru

Вторник, 15 декабря 2020 09:45

О пунктах пропуска через государственную границу РФ

Оцените материал
(0 голосов)

Уважаемые посетители сайта!

Сегодня мы хотим раскрыть проблему, которая существует не только в АО «Ростовский порт», но и во многих других стивидорных компаниях по всей территории нашей страны.
Речь пойдет о пунктах пропуска через государственную границу РФ, а точнее – о проблеме безвозмездного представления помещений для размещения сотрудников ГКО в пунктах пропуска.
Но начнем по порядку.
  История вопроса отсылает нас к далекому 1996 году, когда было принято решение о создании на территории акционерного общества «Ростовский порт» речного пункта пропуска через государственную границу РФ.
В данной статье мы не станем подробно останавливаться на вопросе нормативного обоснования возникновения и дальнейшего незаконного, по нашему мнению, проведения реконструкции пункта пропуска со всеми вытекающими из данной ситуации последствиями. Более подробно эту проблему мы расскажем читателям в одной из наших следующих статей. Сейчас же просто отметим, что Распоряжением Правительства Российской Федерации от 11.10.1997 года № 1433-р Ростовский  речной порт был открыт для международного грузового сообщения с установлением в нем пункта пропуска через  государственную границу Российской Федерации.
   Актом межведомственной комиссии от  27.04.1998 года, созданной на основании распоряжения Главы администрации Ростовской области № 25  от  27.04.1998 года, установлено, что пункт пропуска оборудован на территории АО «Ростовский порт» в прибрежной полосе реки Дон по адресу: ул. Береговая, 30 в г. Ростов-на-Дону.
Приказом Минтранса России от 22.07.1998г № 90 «Об открытии пункта пропуска через государственную границу Российской Федерации в Ростовском речном порту», на основании вышеуказанного акта межведомственной комиссии (МВК) по принятию пункта пропуска через Госграницу РФ в Ростовском речном порту соответствующий пункт пропуска через государственную границу РФ был открыт.  
Перед принятием данного решения были проведены многочисленные совещания и заседания с участием представителей порта, государственных контрольных органов, администрации Ростовской области, в результате которых представителями ГКО в адрес АО «Ростовский порт» были предъявлены различные требования для обеспечения деятельности сотрудников ГКО.
Компанией за счет собственных средств, были построены на своей территории два здания, которые были безвозмездно предоставлены в пользование государственным контрольным органам для осуществления ими своей деятельности в пункте пропуска. Впоследствии АО «Ростовский порт» произвело техническое оснащение предоставленных помещений, оборудовало инженерную и социально-бытовую инфраструктуру. То есть выполнило все необходимые требования и условия, предъявленные к нему.
Пункт пропуска начал работу на постоянной основе.  
   В соответствии с положениями закона о «Государственной границе РФ» затраты по обеспечению ГКО помещениями возложены в первую очередь на государство, и лишь только в случае отсутствия у государства соответствующей инфраструктуры – закон допускает возможность возложения таких обязанностей на юридических лиц, в виде передачи сотрудникам ГКО своих зданий и помещений в безвозмездное пользование. При этом на ином основании (например, аренде) предоставление зданий в пользование ГКО законом не предусмотрено.
Именно в этом и заложена на наш взгляд основанная проблема.
Ниже мы постараемся объяснить ее суть.
До начала 2000-х годов АО «Ростовский порт» являлось единственной стивидорной компанией, осуществляющей внешнеэкономическую деятельность в порту Ростов-на-Дону, и соответственно в речном (в тот период) пункте пропуска Ростов-на-Дону.
   Однако со временем количество стивидорных компаний, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность в порту Ростов стало расти на глазах. При этом каждая из вновь появившихся компаний оборудовала на своей территории лишь помещения для специальных проходных, в которых должны были располагаться по одному сотруднику таможенной и пограничной служб. Основной же персонал государственных контрольных органов  был размещен на территории АО «Ростовский порт» в принадлежащих Обществу  зданиях по адресу Береговая, 30.
При этом, за получением государственной услуги по оформлению документов, совершению процедур «открытия/закрытия границ» к государственным контрольным органам обращались  все стивидорные компании, судовладельцы, грузовладельцы, их агенты и иные компании, связанные хозяйственными  отношениями  со стивидорами.
АО «Ростовский порт» было вынуждено осуществлять допуск всех желающих к государственным контрольным органам без ограничений. И если проход к таможенным органам и органам Роспотребнадзора был возможен с улицы, так как вход в здание расположен за периметром порта, то проход к пограничной службе, размещенной непосредственно на территории самого АО «Ростовский порт», осуществлялся через спецпроходную предприятия с дальнейшим прохождением лиц по территории самого порта.
 Указанная ситуация заключает в себя несколько серьезных проблем.
1. Прежде всего, проход лиц на территорию порта, по сути являющимся действующим промышленным предприятием, на котором осуществляется погрузка-разгрузка различных грузов, имеющим многочисленные объекты повышенной опасности (портальные краны, иная погрузочная техника, грузовая автотехника)   уже само по себе представляет серьезную угрозу безопасности для посторонних лиц, перемещающихся по его территории для прохода к пограничной службе. А на предприятие налагает дополнительную ответственность за жизнь и здоровье лиц, находящихся на его территории.
В силу Федерального закона «О транспортной безопасности» № 16-ФЗ  - АО «Ростовский порт» является субъектом транспортной инфраструктуры, в силу чего несет дополнительные обязанности  по обеспечению этой самой транспортной безопасности. И нахождение посторонних лиц на территории без наличия соответствующих юридически оформленных документов- строго запрещено.
Правом нахождения на территории субъекта транспортной инфраструктуры обладают физические лица- работники организаций, имеющих хозяйственные отношения с самим субъектом транспортной инфраструктуры, то есть с АО «Ростовский порт». При отсутствии каких-либо договоров, доступ на территорию предоставляется только работникам самого Общества (по удостоверениям), а также сотрудникам государственных органов при осуществлении последними своих непосредственных обязанностей. (контрольных, надзорных и т.п.).  Не стоит забывать, что территория порта является зоной таможенного и пограничного контроля. А нарушение установленного режима является административным правонарушением и влечет за собой применение ответственности в виде штрафа.
2. Другой проблемой является то обстоятельство, что в случае, если бы в пункте пропуска осуществлял свою деятельность только один оператор портовых терминалов (как, например, один оператор в аэропортах), то никаких вопросов по предоставлению помещений в безвозмездное пользование сотрудникам государственных контрольных органов ни у кого не возникало бы.
Так было в 1998 году в порту Ростов-на-Дону, когда кроме АО «Ростовский порт» других стивидорных компаний на тот момент еще не было. Пункт пропуска был открыт на территории Общества и фактически один оператор портовых терминалов (а также организации, работавшие с этим оператором) обращались за получением государственной услуги к ГКО, размещенными на территории такого оператора.
Однако, когда в пределах одного пункта пропуска начали осуществлять свою коммерческую деятельность все новые и новые стивидорные компании, а также связанные с ними судовладельцы, грузовладельцы и их агенты, которые в силу специфики своей деятельности обращаются к ГКО – у собственника помещений, в которых указанные ГКО размещены (напомним –на безвозмездной основе), возник справедливый и обоснованный вопрос- ПОЧЕМУ?
   Почему, компании, которые ведут свою хозяйственную деятельность в границах пункта пропуска, зарабатывают деньги и при этом не несут никаких расходов по факту нахождения ГКО в зданиях, представленных другим стивидором?
   Почему такому стивидору государство не представляет за это никаких преференций, пониженной арендной платы за пользование государственным имуществом, а напротив, возлагает дополнительные обязанности, связанные с обязанностью регулярно обновлять технические средства, обеспечивающие работу ГКО (новые камеры, средства слежения и связи, проч.)?
Количество административного персонала государственных контрольных органов напрямую зависит от количества обслуживаемого флота. Чем больше в морском порту стивидорных компаний- тем больше судозаходов в порт, а значит, тем больше требуется сотрудников ГКО и больше им нужно мест для размещения. Однако требования предъявляются только к АО «Ростовский порт».  
Почему со стороны ФГКУ Росгранстрой, Минтранса РФ обозначена такая жесткая позиция к АО «Ростовский порт» в отношении того, что именно АО «Ростовский порт» обязано предоставить помещения для административного персонала ГКО? Почему к другим стивидорам  нет таких требований?
Как минимум, это нечестно и не справедливо! А с экономической точки зрения (которая в коммерческих организациях в силу закона стоит на первом месте) указанные договорные обязательства являются экономически нецелесообразными.
   Читатель может задать вполне обоснованный и логичный вопрос - а почему проблемой содержания государственных органов занимаются частные коммерческие структуры? Разве не на это государством должны быть направлены деньги налогоплательщиков? Признаюсь, мы сами неоднократно задавались аналогичным вопросом.
На первый взгляд может показаться, что в сложившейся ситуации виноваты сами государственные контрольные органы (таможенные, пограничные, ветеринарные, карантинные службы), так как фактически помещения занимают именно их сотрудники и при этом никаким образом не компенсируют собственнику помещений затрат за использование зданий.
Вместе с тем, в  Российской Федерации существует специально уполномоченный орган, выполняющий функции, связанные с проектированием, строительством, реконструкцией, оборудованием, эксплуатацией и техническим оснащением зданий, помещений, сооружений, необходимых для организации пограничного, таможенного и иных видов контроля в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации – Федеральное государственное казенное учреждение «Росгранстрой».
Именно данный орган обязан в силу закона обеспечивать нормальное функционирование пунктов пропуска (любых), в том числе и находящихся в морском порту. Именно в обязанности данного органа вменено обустройство помещений для размещения сотрудников ГКО в пунктах пропуска. И именно данный орган заключает договоры с собственниками помещений о безвозмездном пользовании и передает эти помещения по специальному акту государственным контрольным органам.
   Теперь возвращаясь к конкретной ситуации, которая имела место в морском пункте пропуска Ростов-на-Дону.
В декабре 2017 года АО «Ростовский порт» в очередной раз заключило договор с ФГКУ «Росгранстрой» на предоставление в безвозмездное пользование зданий, расположенных по адресу Береговая, 30 для размещения сотрудников ГКО. Действие данного договора заканчивалось в декабре 2018 года. При этом в течение всего 2018 года с января месяца  АО «Ростовский порт» многократно инициировало проведение совещаний, в том числе и под председательством Администрации морских портов Азовского моря, капитана морского порта Ростов-на-Дону с участием Ассоциации Водного транспорта Дона, а также всех стивидорных компаний морского порта Ростов-на-Дону; с участием иных компаний прямо или косвенно заинтересованных в существовании ГКО  и пользующихся их услугами.
Предметом таких совещаний всегда была одна и та же проблема – компенсация АО «Ростовский порт» затрат по безвозмездному предоставлению помещений. При этом особо обратим внимание читателей, что под затратами понимается не только фактически расходы на содержание и обслуживание помещений, но и недополученная доходы в виде невозможности извлечения прибыли от использования своего имущества.
Приводились убедительные аргументы, доводы, факты о необходимости совместного несения указанных затрат. Многие из присутствующих сочувственно кивали головами, мол, действительно – несправедливо. Однако предложения по компенсации приняты не были.
   Здесь важно отметить, что с юридической точки зрения, выхода из сложившейся ситуации, который бы устроил всех хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в морском порту Ростов-на-Дону – не существует. Поскольку действительно, на каком правовом основании у третьих лиц возникнет обязанность нести расходы по компенсации АО «Ростовский порт» его затрат?
Как нам видится, выходов из данной заскорузлой проблемы может быть всего два
Первый, (и, наверное, самый правильный) – размещение сотрудников ГКО в помещениях за счет государства, что в общем-то является логичным так как именно государство в лице своих специально уполномоченных органов должно обеспечить бесперебойную работу государственных контрольных органов в пунктах пропуска. Причем не важно- будет ли это размещение осуществлено за счет выплаты собственнику таких помещений рыночной стоимости права аренды, либо за счет предоставления непосредственно государственного имущества.
Второй - это возвращение пункта пропуска к работе по схеме, которая существовала в период, когда единственной стивидорной компанией в порту являлось АО «Ростовский порт».
Сразу же хотим успокоить читателей.  Указанный вариант вовсе не означает, что остальные стивидорные компании должны прекратить свою деятельность. Ни в коем случае! Суть предложения заключается в том, что государственные контрольные органы при осуществлении своей деятельности смогут проводить процедуру открытия/закрытия границы в отношении теплоходов, ошвартованных только у причалов АО «Ростовский порт», либо стоящих на рейдах.
   Поскольку АО «Ростовский порт» (и это важно помнить) является единственной на сегодняшний день стивидорной компанией, в отношении которой было проведено заседание межведомственной комиссии, по результатам которой был составлен акт, подтверждающий готовность компании работать в пункте пропуска, как выполнившей все необходимые требования.
При такой ситуации у сотрудников ГКО не будет необходимости перемещаться по городу для проезда к прочим стивидорным компаниям, неэффективно расходуя служебное время.
А АО «Ростовский порт» и дальше сможет предоставлять здания в безвозмездное пользование для размещения сотрудников ГКО.
С указанной инициативой АО «Ростовский порт»  обращалось и в Минтрнас России, и в Федеральное агентство морского и речного флота, однако поддержки получено не было.
Стандартными ответами являлись- отсутствие в бюджете необходимых денежных средств для строительства зданий, а также невозможность возврата к ранее существующей схеме работы пункта пропуска. И в очередной раз поступали предложения «войти в положение», обещания заняться решением вопроса, а на этот период заключить договор безвозмездного пользования на новый срок.
Однако же терпение – оно не безгранично. За 20 лет сменилось много руководителей различных ведомств, курирующих данный вопрос. Некоторые ведомства были упразднены в принципе, но вопрос так и не был решен.
   В связи с чем в конце 2018 года  руководством АО «Ростовский порт» было принято важное решение.
О том, какие были приняты решения и к чему они привели –мы расскажем читателям в следующей нашей статье.


Директор юридического департамента                        А.А. Зеликман.

Прочитано 379 раз
Другие материалы в этой категории: « Транспортная безопасность в отрасли

Design by: www.rostovport.ru